Подозреваемый в убийстве студента: «Если бы я хотел убить, то целился бы в зачинщика нападения»

Поделиться в Facebook Написать в Twitter

В ночь на 4 июля в Мелитополе произошла трагедия: в конфликте 33-летнего мужчины и двух молодых друзей погиб 19-летний парень, студент ТГАТУ, приехавший в наш город из села.

Недавно MLTPL.City удалось пообщаться с другом погибшего, который является свидетелем по делу (по просьбе молодого человека мы представили его как Евгения). А сейчас свою версию произошедшего той ночью MLTPL.City согласился рассказать и мужчина, подозреваемый в убийстве. В настоящее время он находится под домашним арестом, однако в любой момент его могут взять под стражу.

— Я находился во дворе своей пятиэтажки на проспекте Богдана Хмельницкого, — объясняет Руслан. — Пришел с работы и просто сидел, ел рыбу с безалкогольным пивом. Так что пьяным я не был — это доказала судебная экспертиза, которая проводилась утром. Рядом сидели молодые ребята, не вызывали никаких подозрений. Подошел к ним, попросил у них сигарету. Обычно я не прошу сигареты, но в этот раз с собой не оказалось. Думал, покурю и пойду домой.

А они мне предложили присоединиться к их компании, сказали: «У тебя хорошая музыка на мобильном играет (я, когда сидел, слушал на телефоне музыку), подсядь к нам, поговорим — скучно тебе, скучно нам». Я посмотрел — люди, вроде нормальные, почему бы нет? Подошел к ним, начали разговаривать. Политической темы коснулись, когда я увидел у одного из них на футболке трезубец и спросил: «Ты за Украину?» — он говорит: «Да!». Сказал, что и я тоже. В общем так, пошел разговор. Не было никакой ссоры, никаких конфликтов.

А потом они заметили у меня на телефоне заставку с трезубцем, орлом и начали говорить, что это нацистский знак и тому подобное. И вот как раз тот человек, который в вашем материале был представлен как Евгений, и придрался к этой картинке. Его друг Дмитрий просто слушал. То есть, он молодой пацан, и, в принципе, был «ведомым». Старший товарищ начал его накручивать, что это «нацисты, фашисты», уже не обращая на меня внимания, стал ему подавать информацию так, что я какой-то плохой, раз у меня есть такие картинки. После этого он смотрит на меня «зверским» взглядом и начинает на меня кидаться.

Дима, понятное дело, подходит к нему, я это воспринимаю как нападение двоих людей, потому что они оба приближаются ко мне, и понимаю, что лучше просто от них убежать. Вряд ли предстоит драться один на один, второй парень будет помогать явно не мне. Поэтому я решил убежать, что и сделал.

По пути к подъезду меня два раза свалили, пинали ногами, я смог вырваться, забежал в подъезд. У нас кодовый замок, и я просто автоматически нажал пальцами нужную комбинацию.

Конфликт случился во дворе пятиэтажки на проспекте Богдана Хмельницкого Ирина Левченко

Телефон с музыкой остался на скамейке

Теоретически, история могла на этом бы и закончиться. Но все вышло иначе.

 А потом вы вышли с самодельным оружием на улицу?

— Нет. Зашел в квартиру, посидел, подумал над ситуацией, что это за люди, кто их послал, как они очутились в моем дворе? Понятно, что за сигаретой я обратился первый, но пригласили подсесть они. Я начал думать, что это неслучайно: на меня в нашем дворе никто никогда не нападал. Посмотрел в зеркало — кровь из носа текла, вытер. Собирался ложиться спать. Но когда раздевался, заметил, что один из моих телефонов остался во дворе на скамейке — тот, на котором играла музыка.

А так как двор у нас ярко освещен, криков было много, вероятность того, что парни после всего этого еще остались во дворе, была очень мала. Как по мне, так надо быть просто сумасшедшими. Я считал, что они оттуда ушли. И я решил выйти поискать телефон, может, его не тронули. Он хоть большой ценности не представляет, но там мои личные данные, интернетовские закладки, фотографии.

Спустился, возле подъездной двери услышал, что вроде все тихо. Открыл дверь  — оба парня стоят рядом: хватаются за дверь и сразу забегают в подъезд ко мне. Это и соседи слышали! Я начинаю бежать домой по ступенькам и понимаю, что не успею достать из кармана ключи и попасть в квартиру. Тогда останавливаюсь на лестничной площадке, и когда они догоняют, проскакиваю между ними и выбегаю на улицу. Они меня валят на землю, начинают пинать ногами вдвоем. Я лежу лицом вниз, они меня пинают. Понимаю, что могу сейчас потерять сознание, у меня в кармане ключи от квартиры, где никого нет, у меня при себе оружие, которое они могут найти и применить против меня же, а может, они еще и попрыгают у меня по голове. Следовательно, надо что-то делать. Достаю газовый баллончик, пытаюсь пшикнуть, баллончик из рук вылетает.

Я закрывался руками, чтобы они не попадали по голове, но удары сыпались и по рукам, и по голове с двух сторон. И тогда я достаю оружие и делаю выстрел вверх. После этого они убегают. Старший парень убегает быстрее, второй, который помоложе, более медленно. Это меня немножко насторожило, я подумал — почему он так медленно побежал, «как бы я его не задел». И все: они забежали за угол дома. Но искать телефон я уже не стал, предположив, что вдруг из-за угла нападут опять. Потом приехала полиция — вот и все дела.

Подозреваемый в убийстве студента
Орудие убийства изъято полицейскими
 

«Меня караулили у двери в подъезд»

Раненый юноша, которому выстрелом из самодельного устройства разорвало печень, спустя два часа скончался в больнице.

— У рядового гражданина не может не возникнуть вопрос, а почему вы были с оружием во дворе своего дома?

— Дело в том, что я уже дважды в жизни сталкивался с групповыми нападениями, — говорит собеседник, являющийся инвалидом (имеет протез ноги – Авт.). — В 2007 году меня избили 4 человека, в 2013-м меня избил человек, назвавший себя мастером спорта. Его сопровождали еще двое, которые, если б я начал с ним драться, помогли ему, а не мне. У меня изначально не было шансов. Ну и сейчас это третий раз.

Два человека — это группа лиц. Если брать 36-ю и 37-ю статьи УК Украины, касающихся самообороны, то применение любой самообороны, даже повлекшей смерть нападавшего, не является превышением в случаях, если нападавший был либо с оружием, либо пытался проникнуть в жилье (а у меня в кармане были ключи от квартиры), либо если это была группа лиц. То есть, в моем случае это явная самооборона.

- А как же с превышением мер самообороны?

— Опасность в отношении себя надо адекватно оценивать. А как можно оценивать степень угрозы, когда ты лежишь, а тебя пинают ногами вдвоем по голове, не боясь при этом яркого освещения во дворе и криков?

Да, я боялся потерять сознание и возможных последствий этого. Кстати, у меня еще на руке были часы за 150 долларов. Они могли это видеть, иначе зачем караулили меня возле входной двери спустя 10, а может и 15 минут после первого нападения. Может, думали, что я просто спрятался за дверью подъезда и вынужден буду выйти, а они меня добьют?

— А вы каждый раз выходите вечером на улицу с оружием?

- Это провокационный вопрос! Во-первых, что это оружие, никакая экспертиза еще не доказала. Ну, скажем так: оказалось со мной. Просто в тот момент, когда я вернулся домой, оно было с собой, и я не стал оставлять его дома. То есть, я не брал его специально с собой, когда выходил во двор. Они напали на меня вторично, я им никак не угрожал, они меня начали забивать ногами, и просто я вынужден был выстрелить вверх. Я на них уж точно не кидался, это весь дом видел.

— Так, все-таки, свидетели есть?

— Конечно, там много кто видел, я не знаю, почему полиция это не выясняет. Создается впечатление, правоохранителям надо просто «отчитаться» перед общественностью, что раз есть погибший, то надо кого-то посадить? Вот и сейчас будоражат общественное мнение, что я нахожусь под домашним арестом, а не закрыт. Может, поэтому свидетелей не хотят слушать, кому-то это выгодно?

Я читал материалы по данному делу. И по объяснениям парня, оставшегося в живых, получалось, что я, выйдя из дома, кричал им оскорбительные слова. Но на самом деле, они ухватились за дверь, на меня удивленно посмотрели и погнались за мной в подъезд. Как первый, так и второй раз нападали они, а не я! Можно, конечно, перекрутить, что я якобы «на підставі сварки» — как написано в протоколе, убил Диму. Но я с ним даже не ругался, мы ругались со вторым, который начал на меня начал нападать и первым избивать. А Дима просто рядом стоял и брал пример со старшего друга, который его накручивал. Именно он был зачинщиком. И если бы я совершил действия умышленно, как утверждает прокуратура, «на підставі сварки», то погиб бы «Евгений», а не Дмитрий.

— Скажите, Руслан, если бы вернуться во времени назад, то вы бы поступили иначе?

— Если бы я вернулся во времени назад, то воспользовался бы травматическим оружием. Правда, у меня его нет, и разрешение на него получают далеко не все граждане. Но если бы у меня было травматическое оружие, то да, в этой ситуации оно бы могло помочь.

Не нам судить, кто более виноват в случившемся. Выяснять степень вины и соответствующее ей наказание предстоит суду. Надеемся, что он будет справедливым.

Фото PxHere, Ирины Левченко и отдела коммуникации полиции Запорожской области

 

Комментарии:

Последние новости