Без права на ошибку: забрать ребенка у родителей или помочь молодой семье в трудной ситуации?

Поделиться в Facebook Написать в Twitter
Медиакит сайта/Цены на рекламу

На минувшей неделе топ-новостью в местных СМИ, а затем и на центральных телеканалах стала информация об изъятии у молодых мелитопольских родителей маленького ребенка, прав на которого теперь их и вовсе могут лишить.

Давно известно, что «хорошо продаются плохие новости». И в данном случае коллеги черной краски и ярких эпитетов для привлечения зрительского внимания не жалели. Чего только стоит такой заголовок телесюжета: «На Запоріжжі батьки влаштували садистські муки півторарічному хлопчику»! С экрана сообщалось, что «полуторагодовалый мальчик вынужден был питаться тем, что сам найдет в холодной хате, из-за постоянного голода он доедал сырую картошку, а его мать, беременная вновь, искренне не понимает, что она делает не так, и вместе с таким же мужем они хотят вернуть ребенка на домашнюю каторгу». В кадрах мелькали дырявый забор, мешки с мусором возле двора, свалка старой мебели и прочий хлам в подсобных постройках. Удостоились внимания даже «не выставочного вида» котята, живущие во дворе и греющиеся порой в духовке печи.

О каком садизме речь?

Понятное дело, что после слов «садистские муки» и «домашняя каторга» все читатели и зрители прониклись праведным гневом по отношению к родителям и в комментариях разразились в их адрес проклятьями и необходимостью жестокого покарания. Кое-то даже выражал личную готовность «растерзать таких бессердечных родителей». Но все ли так на самом деле?

В уходе нуждается и дитя, и беременная мать

Разбираясь в ситуации,  MLTPL.City первую очередь обратился в официальные организации.

- Так как это было немедленное изъятие по Закону, то в Семейном кодексе четко написано, что в течение семи дней мы обязаны подать иск в суд, - объясняет начальник службы по делам детей мелитопольского горсовета Ольга Прокопенко. – Иск у нас готов, мы передаем его на подпись городскому голове, после чего относим в суд. Процессуально, в течение месяца там должны назначить предварительное слушание. А потом уже в зависимости от явок участников процесса и загруженности суда будет следующее заседание. Эта семья в браке не состоит, но отец записан в свидетельстве о рождении ребенка. То есть, к маме и папе мы предъявляем одинаковые требования.

Информацию об этой семье мы получили в начале февраля. Пытались провести с ними профилактическую работу, чтобы не доводить до отобрания ребенка. Послали документы в полицию на привлечение к административной ответственности по статье 184-й КоАП в отношении обоих родителей. На тот момент на папу протокол составили, а на маму нет, потому что дома ее не застали и к ним она не пришла.

Ольга Прокопенко объясняет, что семья от помощи отказалась

Ольга Владимировна рассказывает, что семье Сергея и Светланы Захаровых предлагали помощь или социальное сопровождение, как обычно делают в таких случаях.

- Но нельзя же помочь тому, кто этого не хочет. С ними тяжело разговаривать, потому что они заняли такую позицию: «Нам ничего не надо, у нас все нормально и пошли все вон отсюда». Сам Сергей говорит: «У нас дома чистенько, красивенько». То есть, папа не понимает, что это не нормально, когда грязный пол, грязная постель, в доме экскременты животных. Но у нас опытные работники, которые работают не первый год, говорят: «Мы такого давно не видели». В данном случае, при первичном осмотре в детской больнице на улице Фролова у ребенка серьезных заболеваний не обнаружили. Однако глубокого медосмотра ему никто не делал. Но то, что он отстает в развитии и имеет дефицит веса - это бесспорно.

По словам начальника службы по делам детей, беспокоит также судьба нерожденного ребенка.

- Получается, что женщина встала на учет по беременности, а потом не приходила на прием, и врач пошел на патронаж. Когда пришел к ним домой, увидел, что «умови проживання незадовільні». И сразу вышел на Центр социальных служб. Выяснилось, что у нее уже есть ребенок. Центр сразу привлекает нас, и мы приходим вместе на адрес и начинаем объяснять родителям, что надо менять образ жизни, менять отношение к ребенку, и как к этому двухлетнему, так и к нерожденному еще. Акушер говорит, что мама не проходит нужные обследования, не проходит лечения, что по анализам есть вопросы, и ей надо активно заняться своим здоровьем, чтобы не родился больной малыш или ребенок-инвалид.

Снимки социальной службы
Снимки социальной службы
Снимки социальной службы
Снимки социальной службы
Снимки социальной службы
 

Ежегодно в Мелитополе происходит несколько случаев изъятия детей из неблагополучных семей. При этом могут забирать нескольких детей одновременно.

- В этом году уже было изъятие ребенка из семьи, просто оно не получило такого резонанса. Перед этим было отобрание – там три ребенка. В сентябре прошлого года пятерых детей у двух мам-сестер изъяли, - говорит Ольга Прокопенко.

Беспорядок во дворе – от прежних хозяев

Журналист MLTPL.City отправился знакомиться с родителями. Возле дома на улице Малюги молодая худенькая женщина чистила от травы территорию, а ее муж общался с двумя пенсионерками. Оказалось, пару пришли поддержать соседки.

Соседки - Валентина (слева) и Татьяна Новикова готовы защищать Захаровых
Соседки - Валентина (слева) и Татьяна Новикова готовы защищать Захаровых
 

- Мы в тот день с соседкой Валентиной как раз стояли на улице, когда все это произошло, - с готовностью рассказывает Татьяна Новикова. – Смотрим, подъехала одна машина, вторая, выбегают одни люди и скорее все снимать: мешки, двор... Мы же не знали, в чем дело, думали, может, продают дом или еще что. А потом оказалось - у девочки (Светланы – Авт.) забрали ребенка. Но я как соседка хочу сказать: они сняли этот дом в октябре, переехали в этот «срач», но это не их вина, а хозяев дома. Холод, зима – куда ж тут убирать? И вот они (представители соцслужбы – Авт.) пришли, это все сфотографировали и забрали ребенка, заявив, что это несамостоятельная семья.

- Хозяйка дома в Константиновке живет, а тут начали бомжи ходить, воровать, что плохо лежало. Они что, зимой наводить порядок будут? – подключается Валентина. - Светочка трудолюбивая, за ребенком смотрит, муж ее всегда с торбами домой приходит. Вот они говорят, что ребенок был голодный – сырую картошку ел. Ну так это ребенок – схватил, пока мама не видела, они же все в рот тянут.

- Могу только пожалеть эту пару, сама жила на квартире, знаю, как это тяжело, - продолжает Татьяна Николаевна. - Мальчик работает на рынке, девочка, бедненькая с ребенком. Мы с соседкой объясняли, что она некурящая, всегда чистенькая, она и дровишки попилит, чтоб дома тепленько было к приходу мужа. Говорила: «Давайте, мы вам объясним, как соседи, что это нормальные люди» - нет, только под запись на камеру! А под камеру я не захотела, не готова была. Но вот пришла к ним, чтобы сказать, что буду защищать их и в социальной службе, и в суде. Потому что беспорядок не ваш и не вы его развели. До этого здесь жила квартирантка с двумя детьми. Ходила с банкой пива, сигаретой и вот довела хату. А они здесь при чем? Я бы в суд подала за то, что забрали ребенка.

Любовь возникла... по телефону

Журналиста Сергей встречает без враждебности и настороженности. И тут же заявляет: «Я вас помню: вы перед 8 Марта у меня про мимозу спрашивали, которой я торговал». А затем приглашает в дом, попутно объясняя ситуацию.

Дом с чужими долгами семья сняла в октябре 2018-го
Дом с чужими долгами семья сняла в октябре 2018-го
Дом с чужими долгами семья сняла в октябре 2018-го
 

- Прежние квартиранты отсюда съехали с долгом в несколько тысяч гривен, - говорит Сергей Захаров, которому недавно исполнилось 24 года. - Газ тут отключен и долг, по-моему, составляет три тысячи гривен. Здесь и электричества не было, я заплатил больше полутора тысяч гривен, чтобы вернуть в дом свет. На печке не было самой плиты, ее тоже пришлось покупать. Тут вообще все было разрушено, посреди комнаты стояла старая мебель, свалены банки, вещи старые. Соседи подтвердят, что тут было. А виноваты, выходит, мы? По телевизору сказали, что доски с пола в коридоре мы пустили на дрова, но так было до нас, у прежних хозяев! Там как была земля, так и осталась, просто я не успеваю сразу все ремонтировать. Мы перебрались сюда только в октябре. Дом мне подошел, я сам сделал порядочек, какой мог. Печку помазал. Обои поклеил, вот тут новые, и вон еще рулоны обоев лежат, буду клеить.

Сергей частично заменил старые обои, а в воскресенье и обмазал печку

До этого молодая семья жила в доме с мамой и бабушкой Сергея. Но там крохотная жилплощадь и молодые съехали на квартиру. В воскресный день, после работы на рынке, помогать детям с уборкой пришла и мама Сергея. Со слезами на глазах она рассказала, что сын родился болезненным, у него было незаращение Боталлова протока (при этом возникает врожденный порок сердца - Авт.).

- В полгодика сыну сделали переливание крови, при этом в больнице на Фролова отказывались, пока не сдадут кровь доноры, и пришлось ехать в инфекционку, - говорит Светлана Анатольевна. - В 2 года и 7 месяцев ему сделали операцию, он чуть не умер у меня на глазах в реанимации. Врач меня буквально вышвырнул из палаты в 10 часов вечера за шиворот: «Вон отсюда, мамаша!». Я упала на колени, ползла на коленках по коридору и молилась Богу, чтобы дитя спасли! Потом ребенок отошел вроде как, так пневмония началась, потому что у него гланды были, они закрыли ему дыхание... У меня и сейчас ноги трясутся, как вспомню об этом.

Светлана Анатольевна не раз могла потерять сына из-за его болезни

Затем, по словам женщины, уже в школьные годы, без ее ведома сыну сделали прививку, которую запрещал делать областной иммунолог: у него случился приступ, и жизнь мальчика снова висела на волоске. Из-за перенесенных заболеваний Сергей ослабел и находился на домашнем обучении, а потом его направили учиться во второй интернат, который не дает полного среднего образования. Из-за этого парню оказалось сложно продолжить где-либо обучение и даже найти работу. Впрочем, Сергей окончил поварские курсы в 24-м училище. Сейчас он работает на рынке, правда, без официального оформления. И хоть ему по медпоказаниям надо бы оберегать себя от нагрузок, легкой работу не назовешь.

- Я все равно вынужден работать, в том числе, и таскать тяжести. Тьфу-тьфу-тьфу, сейчас сердце не дает о себе знать, но это может быть до поры до времени. Сегодня я ношу, год, два, три, пять, 10 лет, 15, а потом в один момент остановилось сердце и все. Но семью я буду поддерживать любым способом, - убеждает молодой человек.

Котенок греется у печки ​

Со Светланой его три года назад познакомил лучший друг – дал телефон девушки.

- Я жил в Мелитополе, а она - в Запорожском районе, в селе, - с улыбкой вспоминает Сергей. – Я ей позвонил. У нее был парень, но ровно через два дня она его бросила, потому что влюбилась в меня. Прошло недельки полторы-две, я приехал к ней.

- 31-го мая Данечка родился, и ровно через 12 дней у нас с мужем была годовщина, как мы вместе, - светлея лицом, говорит Светлана-младшая. - Вот представьте, какой я мужу сделала подарок! И сейчас да, я опять беременна, ждем мальчика.

- У нас будет Егорка, - рассекречивает глава семьи. - Мы подобрали имя, чтобы красиво звучало с фамилией: старший – Захаров Данил Сергеевич, а этот будет Захаров Егор Сергеевич. Врачи в телесюжете говорят, что сын боится воды. Ну и что, и я ее с самого детства боялся.

- А еще вам ставят в вину то, что вы принесли маленькому ребенку в больницу торт «Наполеон», а когда его не разрешили давать малышу, то съели его прямо в больнице.

- Это я съела, потому что мне стало плохо, - словно в смертном грехе признается будущая мама.

- У жены буквально подкашивались ноги, - подтверждает Сергей.

- Вот любимая игрушка нашего сынишки. Ой, маленький, как же ты там спишь без нее? – молодая женщина заходится в рыданиях. - Господи, дай мне силы все это пережить! Что я – издевалась над ребенком? Я его била? Нееет! И песни, и стишки, и сказки, и потешки, и любимые мультики по «Пикселю». У меня ребенок жизнерадостный, смотришь на него – у него глазки светятся. Ну, за что его забрали? За что? Даже увидеть не дают! Ты мой маленький... Господи, я так не могу...

Мама показывает игрушки и вещи малыша
Мама показывает игрушки и вещи малыша
 

Чуть успокоившись, ведет в комнату показывать вещи, столик, одежку сыночка.

- Танцевать его учила – под музыку ручками двигать, - говорит Света. – Мультики ему показываем, и советские – те же «Ну, погоди!», и современные – «Маша и Медведь», «Фиксики», «Уроки тетушки Совы». Говорит он еще мало: «мама», «папа», «дай», «на», «иди». Когда ребенок у нас был, то дома тепло, отлично, нормально.

Будущая мама покашливает и действительно, не выглядит пышущей здоровьем. А тут еще и такой стресс, который, наверняка, не улучшит ее самочувствия. Кроме того, она страдает вегетососудистой дистонией, и у нее была диагностирована саркома кости.

- При такой болезни выживает один из сотни человек, - едва слышно говорит девушка, показывая кисть правой руки с тонюсенькими пальцами. – Вот нас было трое из хирургического отделения, и я одна выжила. Болезнь может вернуться из-за этих нервов! Бабушке моей врачи так и сказали: «берегите ее», вторую химию я могу просто не выдержать. Я прошла 8 блоков химиотерапии, 25 «лучей». В 14 лет я пережила то, что не каждый человек может выдержать в свои 40. Моя мама умерла 11 лет назад, отца нет уже 4 года. Двадцать лет я прожила с бабушкой. И она нет, чтобы обнять меня, сказать: «Внученька, милая, все будет хорошо», с ног до головы обгадила мужа моего, который «пашет», наорала на меня...

- Она в пятницу приезжала, побывала в социальной службе, - дополняет Сергей. – У нас раньше с ней было все нормально, а тут она решила, что ребенка забрали из-за меня.

Сейчас малыш находится в детской больнице на улице Фролова
Сейчас малыш находится в детской больнице на улице Фролова
 

Супругу Сергей называет не иначе как «Заечка» или «Кися», смотрит на нее с любовью и нежностью. Светлана оживленно рассказывает, что муж любит приготовленный ею борщ, пиццу, которую она пока не делает, потому что «чуть-чуть с финансами туго».

Светлана плачет, переживая за малыша, которого у них забрали соцработники

«А еще он любит мясо по-французски: запекаю картошку и мясо с сыром... И сам готовит очень вкусно». Признается, что со свекровью у нее бывают разногласия, но все равно любит ее, как родную маму.

- Когда я ходила беременная первым ребенком, муж торговал цитрусовыми, а рядом цыганка продавала кофе, - вспоминает Светлана. - Смотрела-смотрела она на нас и говорит: «Вы – как одно целое, вы друг друга чувствуете». И на самом деле, если что-то болит у него, то это же болит и у меня. Я на расстоянии знаю, когда ему плохо или хорошо. Мы ровесники, только я старше на 2 месяца. Как встану перед зеркалом: это не нравится, то не нравится, а он говорит: «Ты у меня самая красивая!». А что, девчата на каблуках бегают, с макияжем, с прическами вот такими вот, а я такая, какая есть.

Они очень любят друг друга и хотят сохранить полную семью

В четверг, 4 апреля, на телеканале "Интер" в  студии  «Стосується кожного» попытались разобраться в ситуации и почему молодая семья живет в таких условиях и имеет ли она шанс на возвращение ребенка.

Получившим добрый старт в жизни – крепкое здоровье, образование, поддержку семьи, хорошую должность - порой бывает сложно понять и принять образ жизни тех, кто «не выбился в люди», борется с жизненными трудностями и старается выжить на скромный, но честный доход. В данной ситуации ответственным лицам важно не совершить ошибку, лишив бедную, но любящую семью ребенка и подорвав здоровье его беременной матери. Но Захаровы намерены бороться за свое право быть вместе.

Фото и видео Ирины Левченко, скриншоты

Комментарии:

Последние новости