Светлана Соколова: «Во время бомбежек папа из концлагеря вылезал через подземный ход в поисках еды"

Поделиться в Facebook Написать в Twitter
Медиакит сайта/Цены на рекламу

11 апреля во всем мире отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В этот день в 1945-м году, узники концлагеря Бухенвальд, узнав о приближении союзных войск, подняли вооруженное восстание и смогли передать в радиоэфир сигнал «SOS», после чего через несколько дней американские войска их освободили. В годы Второй мировой войны на территории Германии и оккупированных ею стран действовало более 14 тысяч концлагерей, гетто и тюрем, в которые попало более 20 миллионов человек из 30 стран мира. В том числе и жителей Украины.

Вспоминали в этот день своих погибших в концлагерях родных или вернувшихся узников и наши горожане. Одна из них – директор мелитопольского 44-го гарнизонного Дома офицеров Светлана Соколова, чей отец был еще юным угнан на работы в Германию.

Светлана Викторовна удалась в папу - стала культработником
Светлана Викторовна удалась в папу - стала культработником
С мамой в весеннем саду
 

- Мой папа, Виктор Андреевич Чернов, родился в 1927 году, - рассказывает MLTPL.City Светлана Соколова. - Жил с родителями в селе Попелак в Новотроицком районе Херсонской области Украины. И угнали его в Германию на принудительные работы еще подростком, в ноябре 1942-м году. Он попал в концлагере города Киль.

***

Во время войны в Киле (столица и крупнейший город земли Шлезвиг-Гольштейн) находилось несколько рабочих лагерей, лагерь военнопленных. Большинство из них были советскими или польскими подневольными работниками. По словам очевидцев, обращение с заключенными было похоже на концентрационный лагерь. Они были доведены работой до полного истощения, их избивали и расстреливали. В самом лагере работы заключались в строительстве новых казарм и ремонте дорог. Также заключенным приходилось расчищать завалы в городе, помогать строить бункеры. Кроме того, рабочие использовались местными компаниями в качестве дешевой рабочей силы, - сообщает сайт sgvavia.ru.

***

За то, что добывал еду для всего барака, прозвали Куркулем

- К сожалению, многого я в свое время у отца не узнала, а что-то со временем забыла и сама, - сожалеет Светлана Викторовна. - В бараке их жило человек 11, по-моему, так он говорил, люди разного возраста. На работу их гоняли на завод, что делали, точно не знаю, вроде, металлолом прессовали. Папа рассказывал, что мастером у них был старенький немец. Он брал на обед «тормозок», содержимым которого умудрялся еще поделиться с каждым работником своей бригады.

Было очень голодно и холодно. Но когда дело уже шло к концу войны и союзники бомбили город, и жители, и охранники прятались в бункер, а он в это время сбегал из лагеря через прорытый им прямо из барака под колючей проволокой подземный ход, чтобы найти что-нибудь съедобное. И приносил для всех остатки пищи, найденные им в мусорных баках города, в том числе – испортившуюся еду, с червями... Я вот сейчас рассказываю это, и сердце сжимается, и мурашки по телу. А еще он собирал для товарищей по несчастью окурки, но сам не курил.

Виктор Чернов - красивый и талантливый

Особенно мне запомнились два эпизода из таких его рискованных вылазок. Когда все попрятались в бомбоубежище, он забежал к кому-то в дом, оставленный незапертым. А папа был по складу характера худработник, и хотя нигде музыке не учился, был очень талантлив, имел хороший музыкальный слух. И вот он в этом доме увидел пианино и сел за него поиграть – несмотря на то, то мог погибнуть. Поиграл и выскочил, не найдя ничего съестного.

Другой раз забрался во время бомбежки в мусорный бак, начал там рыться. И вдруг бак открывается, и на него смотрят немцы – семейная пара, не военные. У отца вся его короткая жизнь пронеслась перед глазами, решил, что сейчас сдадут его. А они наоборот, позвали его домой: «Ком, ком (komm)», дали ему две буханки хлеба, которые он в бараке разделил на всех. Отец приносил все, что удавалось добыть, в барак и поэтому у него кличка была Куркуль. А еще интересно, что немцы, которые очень педантичные и аккуратные, даже старые носки выбрасывали заштопанными и выстиранными. То, что могло хоть чуть-чуть спасти от холода, он тоже нес в лагерь.

Авторство известной песни доказать не смогли

В 45-м их освободили американцы. Две недели они еще находились, как говорится, «между небом и землей» - в фильтрационном лагере. Не помню, чтобы он рассказывал – звали его в Америку или нет. Не знаю и как папа добирался домой. Почти три года его не было дома, угнали подростка, а вернулся уже юношей. Стучит в окошко, а мама – бабушка моя, спрашивает: «Кто там?» - «Сын твой, Виктор!». А она говорит: «Нет, это не мой сын» - голос-то уже мужчины был.

После войны он был культработником, руководил клубом в Херсонской области. Он у нас играл на пианино, на баяне, на аккордеоне, писал стихи, дома хранятся большие шикарные картины маслом, нарисованные им. Еще и песни писал! И вот он написал слова к песне про шофера, которая затем стала очень популярной, там еще слова такие: «Выйдет тебя жена встречать с ребенком...».

Светлана с папой и мамой в городском парке

- Такие слова: «Радостно встречать тебя с маленьким сыном/Выйдет к перекрестку любовь и жена...» есть в «Песенке шофера».

- Да-да, это она. Мама рассказывала, что он где-то в 60-м году отослал текст в Киев, но никакого ответа не получил. И потом всю жизнь очень переживал, что ее поют, а доказать, что это его слова, он не может. Но тот человек, кто указан автором, жил в Киеве, потом переехал в Россию. И на передаче «Старые песни о главном» говорил, что он песню написал, и дочь его оформила авторские права. Но теперь уже ни его, ни дочери нет в живых...

В Мелитополь отец переехал примерно в 1953 году, сначала был в Мордвиновке  завклубом, а потом работал здесь в таксопарке. Его оформили маляром, а он занимался художественной самодеятельностью автопредприятия и оформительской работой. В таксопарке познакомился с Валентиной, моей мамой, она там была диспетчером. Папа писал репризы и эпиграммы, вел концертные программы, пел хорошо – сам всему научился. Мама вспоминает, как они уже были женаты, и он покупал ноты и сам по ним учился играть на аккордеоне и баяне. Папа хотел, чтобы я также научилась играть на музыкальных инструментах, но я не играю и не рисую. Зато я стихи сочиняю, как он, и работаю на сцене.

На пенсии он еще работал в лесопарке. А умер в июне 2000-го года.

- Пожалуй, тяжелые работы в Германии подорвали его здоровье?

- Да, у него, еще молодого, просто посыпались все зубы... И ноги были больные, как считали врачи, тоже из-за перенесенных там лишений. Но после того, что он пережил, он очень бережно относился к продуктам, самые вкусные кусочки всегда отдавал нам с братом и маме...

- Вы часто вспоминаете о папе?

- Да, конечно. А в прошлом году на День Победы я на праздничном мероприятии рассказала об отце со сцены. О бабушке, которая потеряла похоронку о том, что дед погиб. О маме, что после войны никак не могла наесться макухи. И в зале воцарилась такая гробовая тишина... И потом, когда по окончании мероприятия я попрощалась с залом – такого никогда не было – ни один человек не поднялся с места, все остались сидеть. Я говорю: «Все, концерт окончился» - обычно все срываются с места, а тут такое. Как можно стереть память о той войне у нашего народа?

Фото mignews.com и из архива Светланы Соколовой

Комментарии:

Последние новости