Мелитопольские спелеологи исследовали пещеры в турецких горах. Что их тянет под землю?

Поделиться в Facebook Написать в Twitter
Медиакит сайта/Цены на рекламу

В рамках проекта Украинской спелеологической Ассоциации (УСА) «Зов Бездны», в июне-июле 2019 года состоялась очередная экспедиция по спелеологическому исследованию высокогорного карстового массива Аладаглар на юге Турции. В составе экспедиции впервые работали и члены Мелитопольского спелеоклуба «Каскад» 38-летний Дмитрий Узков (президент клуба) и 44-летний Андрей Ташевский (член Правления клуба).

MLTPL.City пообщался с ними и членом Правления спелеоклуба «Каскад», ответственным секретарем и членом Президиума УСА Ольгой Шаманской.

Ольга Шаманская

Кому принадлежит открытая пещера?

- Спелеоклуб «Каскад» в Мелитополе существует давно, с 1987-го года, - напоминает предприниматель и спелеолог Дмитрий Узков. – Его основателем был еще Сергей Мелешко. Раньше это был клуб туризма и в нем был отдел спелеологии, которым позже руководил Николай Алексеев, а в начале этого года мы официально зарегистрировали Мелитопольский спелеоклуб «Каскад».

Дмитрий Узков и Андрей Ташевский возле входа в пещеру Гюльчитай

- А когда лично вы заинтересовались спелеологией?

- Был студентом ТГАТА и как раз проводился набор в группу спелеологов. Мы записались и начали этим заниматься. То есть, я увлекаюсь спелеологией лет 15-18. Конечно, до аннексии Крыма часто бывали там в пещерах, раза 2-3 в год точно. Еще ездили в Карпаты, а также в Россию, Абхазию и в Турцию. Но вот в эту экспедицию в Турции мы попали впервые.

- В 2006 или 2007 году я попал в компанию спелеологов и все - засосало, - смеется альпинист ЧП «ПромАльп» Андрей Ташевский. И шутливо советует: «Так что, если вы вдруг увидите людей с касками, фонариками, бухтами веревки – бегите от них, иначе тоже засосет, как меня».

Андрей Ташевский возле входа в пещеру Гюльчитай

По словам Андрея, произойти это может с людьми разного возраста, ведь каждый от своей реальности уходит по-своему. Кто-то предпочитает рыбалку, кто-то – диван с телевизором, а кому-то в удовольствие по миру поездить, в пещерах полазать. То есть, если интересно путешествовать, то это одна из составляющих спелеологии.

- Исследовательский проект УСА «Зов бездны» был инициирован еще в 1997 году. В рамках этого проекта была открыта первая пещера глубже 2 км - Крубера-Воронья (-2196 м), Абхазия, Кавказ, массив Арабика, - уточняет Ольга Шаманская, архитектор по профессии. – Еще один массив концентрации усилий спелеологов – это Аладаглар, Турция. Здесь наши спелеологи открыли пещеру Кузгун, которая стала глубочайшей пещерой Турции (-1429 м). Примечательно, что kuzgun в переводе на русский также означает «ворон». «Зов бездны» - это международные экспедиции. К нам присоединяются зарубежные коллеги, мы организовываем экспедиции в глубочайшие пещеры мира, исследуем их. Ну и наконец-то наши ребята тоже приняли участие в экспедиции в Турцию. На Кавказ мелитопольские спелеологи ездили много раз, а в Турцию отправились в первый раз.

Водопады - это разгрузка со всего массива Аладаглар, вся вода, которая проходит через подземные полости массива

- Был какой-то отбор для желающих участвовать в экспедиции? Смотрели на послужной список?

- Как такового конкурса не было, но однозначно, требовался определенный уровень квалификации. Указывали уровень подготовки каждого человека и где он был, в каких пещерах. Опыт обязательно должен быть.

По словам мелитопольцев, было две группы спелеологов. В одной группе - 8 человек из Украины (Киев, Черновцы), как ребята, так и девушки. В другой – 10 украинцев (Киев, Мелитополь, Харьков), 6 израильтян и один турок. Экспедиция проходила с 18 июня по 2 июля.

Флаг Мелитополя в зарубежной экспедиции - частица малой Родины ​
Саме тут мелитопольские спелеологи изучают турецкие пещеры
Саме тут мелитопольские спелеологи изучают турецкие пещеры
 

- Какая цель в этом году стояла перед участниками экспедиции?

- Необходимо было произвести расширение технических подходов, - объясняет Андрей Ташевский. - Потому что в пещере, если сделаешь ее достаточно глубокой, очень неудобно выходить из пещеры по узким меандрам (узким извилистым горизонтальным участкам пещеры), это отнимает очень много сил и энергии. Особенно когда передвигаешься с транспортными мешками, потому что мы все берем с собой, если идем на большую глубину, так как подниматься туда-сюда очень хлопотно, затратно по времени и силам. Поэтому расширяли подходы.

Возле входа в пещеру Гюльчитай
Вход в пещеру Кузгун
 

- То есть, в этом году новые пещеры не искали?

- Параллельно исследовали пещеры Гюльчитай, Ледяное сердце, Сокол мара. То есть, разбились на двойки-тройки, и у каждой команды была своя задача: кто-то расширял этот меандр, кто-то – другой, кто-то искал новые продолжения, кто-то навеской занимался...

Вход в пещеру Сокол-Мара

- Сколько на сегодняшний день открыто пещер?

- Это сложный вопрос. Потому что, если взять просто Крым, там около 500 – не меньше.

- Если взять всю Украину полностью - в Крыму и на Западной Украине, то 2196, – приводит точную цифру Ольга.

- А в Турции как такового учета нет, - добавляет Андрей. – Там некоторые пещеры маркированные, большинство не маркированные, там очень много вообще не исследованных мест. Например, есть полость, но в нее еще никто не попадал. Мы с Димой нашли одну такую полость, кинули туда кусок веревки, спустились, но пока засыпан меандр, его надо попробовать почистить. Если туда тяга будет и колодец, то надо дальше думать о продолжении работ. Пока все эти пещеры – условно доступны.

- А до какой глубины работали в этот раз?

- Самая максимальная – 240 метров.

- Зачем это все нужно – особенно украинцам да еще и в Турции?

Андрей Ташевский объясняет, что «мальчикам» свойственно забираться выше, дальше, глубже. «Не только мальчикам» - возражает Ольга Шаманская.

Ольга Шаманская

- На самом деле неважно, в каком регионе ты работаешь, потому что, если ты открыл пещеру, сделал топосъемку, зарегистрировал ее, то эта пещера не туркам, не израильтянам принадлежит, а той экспедиции, которая работала. То есть, это будет украинская пещера, – дополняет коллег Дмитрий Узков.

Что чувствуешь после недели под землей?

Оказывается, турецкие пещеры привлекают одной особенностью.

- Есть мировое спелеологическое сообщество, где все общаются посредством интернета, переписки, вживую. Есть в Северной Америке пещеры, в Южной Америке, огромное количество пещер в разных странах. Но, например, в Израиле пещеры неглубокие. Вся прелесть турецких пещер в том, что там глубина залегания слоя, в котором образуются пещеры, больше трех километров! То есть, теоретически, там глубочайшая пещера может быть до уровня 3 километра. Пока на этом массиве добрались до глубины 1429 метров – это глубочайшая пещера Турции Кузгун, - говорит Андрей.

- Хочу добавить еще, почему мы ходим туда, - раскрывает один из секретов Ольга. - Потому что для любого спелеолога это шанс попасть в место, где никто еще не был. Это как суть спелеологии – попасть туда, где никто еще не был. Потому что горы, вершины уже все открытые, глубины океана исследованные, а под землей еще можно найти место, где никто не был. То есть, цель – это первооткрытие.

Мелитопольцы в Турции были высоко и глубоко
Мелитопольцы в Турции были высоко и глубоко
Мелитопольцы в Турции были высоко и глубоко
Мелитопольцы в Турции были высоко и глубоко
Мелитопольцы в Турции были высоко и глубоко
 

- А у меня – исследовательская цель. Я начинал с туристической спелеологии, когда в известные «дырки» ходили-переходили очень много людей, все замацано, затрогано. А сейчас хочется найти что-нибудь новенькое, девственно чистенькое, чтобы там никто раньше не был. Все для того, чтобы ощутить, прочувствовать контраст: подземелье и свежий воздух. Ты его остро ощущаешь, когда ты побываешь неделю под землей. Потом вылазишь – у тебя совсем по-другому запахи воспринимаются, обостряются все рецепторы. Может, это какой-то мазохизм особый? Когда ты за свои деньги, тратя свои силы, спускаешься в камень холодный, в воду, в глину – в это сырое и темное. А когда выходишь, пробыв неделю под землей, то хлеб хочется на хлеб намазывать!  - эмоционально передает свои чувства Андрей. – Одни люди говорят: что я там не видел? А есть, которые спускаются - и все, пропали. Особенно, когда попадаешь в зал – просто в шикарный зал – когда все искрится, мерцает – это необыкновенная картина!

Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
Пещеры украшают сталактиты и сталагмиты
 

Мужчина с сожалением констатирует, что спелеология - малораспространенная у нас деятельность, потому что дорогостоящая. Потому что украинцам сейчас временно Крым недоступен. А все остальное находится дальше и обходится дороже. В Крыму такие экспедиции были проще, бюджетнее. Сейчас можно поехать в пещеры и Хорватии, и Словении, но это все требует затрат как на снаряжение, так и на саму дорогу, питание. То есть, сейчас не лучшее время для спелеологии.

Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
 

- Именно на массиве Аладагалар больше работают украинцы, - дополняет Дмитрий. – Почему мы едем туда? В Турции тоже есть много иных массивов, где есть пещеры. Но просто этот массив, как бы, забронирован или зарезервирован украинскими спелеологами. Там турки не работают. Для них это тяжело, есть другие массивы, более легкие, более доступные. Сюда просто надо идти далеко, тяжело – им это неинтересно.

Каппадокия интересна удивительным ландшафтом вулканического происхождения

Примечательно, что турецкая экспедиция финансируется... из кармана самих участников. Их палаточный лагерь нынче располагался на высоте 2850 метров на массиве Аладаглар. Но в этот раз спелеологи работали не на больших глубинах, не оставались надолго под землей, потому не было смысла формировать подземный базовый лагерь.

Базовый лагерь на высоте 2850 метров
Базовый лагерь на высоте 2850 метров
Базовый лагерь на высоте 2850 метров
Базовый лагерь на высоте 2850 метров
 

Почему меандр Драный?

По словам Дмитрия, особых сложностей в экспедиции не было.

- Скажем так: мы сложностей не боимся, для нас все было естественно, мы знали, куда идем, что будем делать. Работа в пещере – для нас нормальная жизнедеятельность. Но в каждой экспедиции заброска (путь от вокзала/аэропорта до наземного базового лагеря) и сброска (возвращение) являются сложными процессами. Важна подготовка к экспедиции – чтобы ничего не забыть, не потерять, обдумать все, вторична – заброска, это более длинный этап. На нем ты теряешь некоторую часть сил. Ну а работа в пещере – это собственно то, ради чего мы туда идем, это для души, интересно, там не может быть сложно. Там хоть ты падаешь, но работаешь в свое удовольствие.

- Андрей, сколько весит ваш рюкзак?

- Рюкзаки мы взвешивали перед самолетом, у меня был рюкзак 25 килограммов. По-отдельности: каска - 600 граммов, фонарик – 600 граммов, еще обвязка (страховочная система), резиновые сапоги, комбинезон... Но у нас было только личное снаряжение. По лимиту веса мы проходили. У нас были гораздо более тяжелые заброски раньше. В этот раз наше снаряжение частично ишаки несли в горы. Я не могу сказать, что у нас был тяжелый рюкзак. Когда я в мае был в Румынии, мы шли со всей своей едой, с веревками, крючьями, у нас были гораздо тяжелее рюкзаки. И по снегам там шарахались гораздо больше.

Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
Скандинавская ходьба с палками облегчает передвижение в горах
 

- У «девочек» такие же рюкзаки или тяжелее?

- Могут быть и такие же, - говорит Ольга.

- Есть такая поговорка: «девочек не существует – это тоже спелеолог», - добавляет Андрей. – Тут у нас все на равных, гендерное равенство раньше всех проявляется.

Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Столь разнообразны вокруг пейзажи на разной высоте
Кроме альпинистов здесь бродят горные козлы
 

- А веселые моменты были?

- Та! Смеялись каждый день. Люди все оказались русскоязычные, потому и юмор у всех соответствующий. Например, израильтяне меня вообще приняли за своего. Ответил, что у нас в Украине все немножечко украинцы, а так мы все евреи. Мы и тут всегда шутим, так легче жить. Были и ребята, которые хорошо знали английский и турок Хокан английский тоже знает очень хорошо.

- Расскажите, каким образом даются названия пещерам?

- В основном по ассоциации. Кто первый прополз, что ему бросилось в глаза, запомнилось – так и дает определение. Если удачное название, то прилипает, если неудачное, могут и переименовать.

- У каждой пещеры должна быть составлена топосъемка (карта пещеры с описанием расстояний, высот, углов, залов), потому спелеологи говорят: «нет топосъемки – нет пещеры», и именно на топосъемке все обозначается – каждый ход там можно называть, колодец, какие ассоциации возникают, - уточняет Ольга.

- Я помню, на Кавказе был Драный меандр, - приводит пример Андрей. – Почему «драный»? Говорят: «Слазишь – проверишь, поймешь». Получается, проходишь – и везде цепляешься, тебя царапают стены, потолок, комбинезон начинает царапаться усиленно. Или вот еще: ход Хвост Дракона. Почему? Да потому что три входа сливаются в одну пещеру. Типа – у дракона три головы, а почему «хвост» - потому что пещера узкая.

Так выглядит топосъемка пещеры в Крыму, исследованной мелитопольскими спелеологами

У мелитопольских спелеологов пока еще не много своих открытых пещер. Одна из них на Караби, Крым – Андрюхина, глубиной 39,5 м.

- Нас в Крыму ждут пещеры, которые надо исследовать, – с грустью и надеждой произносит Ольга Шаманская. – Есть у нас там перспективные.

Они все скучают дома по пещерам

Стоит сказать, что возглавлял экспедицию один из самых известных спелеологов мира Юрий Касьян из Ивано-Франковска, который первым в мире прошел глубину более 2000 метров. Работы там будут продолжаться и на следующий год. По крайней мере, мелитопольцы на это нацелены. Ориентировочно проводиться они будут в те же сроки, когда наступают оптимальные условия. Если раньше - могут быть сильные паводки в пещере и там опасно находиться, если позже – можно остаться без воды, ведь ее там негде добывать, только растапливать снег. Но до этого, в августе, готовится еще одна международная экспедиция, организованная Украинской спелеологической Ассоциацией, на этот раз в Абхазию. Это тоже будет проект «Зов бездны».

Фото Дмитрий Узков

Видео Юрий Касьян

Медиакит сайта/Цены на рекламу
Комментарии:

Последние новости